ракетища 444

ЗВЕЗДОЛЁТНОЕ

Вот чем мне нравятся иные поэты, так это желанием подчеркнуть свою исключительность в литературе. Скромней, виртуозы саморекламы, скромней! Время само расставит вас по своим местам.

Если, конечно, мест на всех хватит.

Подкармливаю музыку, и снова
бросаю взгляд в прошедшие миры:
Я — космонавт постпушкинского слова,
я — огонёк постблоковской поры.
(Евгений Чигрин)

Я скромным был, пока заезжий гений

Мне не сказал однажды тет-а-тет:

«Ты знаешь, кто? Да ты поэт, Евгений!

А может быть, и больше, чем поэт!»

В тот вечер гений явно был на взводе,

А подшофе кто гения поймёт?

Назвал меня он космонавтом, вроде,

И проводил в космический полёт.

С тех пор лечу, скольжу средь звёзд красиво,

Влекут меня в неведомую даль

Инверсии постбродского разлива,

Пострейновского времени словарь.

А гений… Он давно уже не гений,

Развёлся с Музой и один живёт.

Мне иногда звонит: «Привет, Евгений!

Ещё не налетался… звездолёт?..»