Жизнь-лепёшка

Измельчали писатели, факт. По Фейсбуку это видно. Заглянешь в него на ночь глядя, так потом до утра не уснёшь. Всё какая-то мелочь в голову лезет: пошёл писатель туда-то, скушал писатель то-то… Кому это интересно? А некоторые вообще никуда не ходят, даже к тёще на блины, прямо в домашних тапочках в сети отдыхают.

«Лень было с утра идти за хлебом, испёк лепёшку. Пресная лепёшка с сыром. Так и позавтракал», — сообщает о себе любимом один писатель.

«Собрал на даче целое ведро грибов, а соседи не верят. Фотографию прилагаю», — хвастается другой.

А третий то ли грибов никогда не ел, то ли даже лепёшки печь не умеет. Он в основном на жалость давит: «Вчера на велосипеде проехал всего шесть километров, и заболела коленка. Теперь лечусь по тёщиному рецепту…»

Короче, Бокерия с Пироговым отдыхают, это и без Малышевой понятно.

Вот такой он, фейсбучный писательский быт.То ли дело раньше было! Можно только представить, какими записями тогдашние писатели делились бы с читателями, если бы Фейсбук с интернетом еще в ту пору изобрели.

«Высочайшим повелением царь заменил нам казнь на каторгу. Будет потом о чем роман написать», — порадовал бы читателей Достоевский.

«Вчера под городом Новоград-Волынский наш полк 18 раз на дню ходил в атаку. И мы все-таки взяли этот город!» — сообщил бы Островский.

А Горький, наверное, вообще бы ничего личного в Фейсбуке не писал. Вот разве что черкнул бы где-нибудь в уголке: «Писатель — это должно звучать гордо!»

И пошел бы себе дальше по Руси — собирать материал для будущих рассказов. Потому что литературой, а не лепёшкой с сыром, жил Алексей Максимович, и настоящим, а не фейсбучным, писателем был.