Разгул, полёт…

В желтоватой газете с давно выцветшим комсомольским прошлым — очередной разгул либеральной мысли и полёт либеральной же фантазии. И то, и другое легко укладывается в одну фразу: «Пусть читают, что хотят, лишь бы скучно не было». Это о литературных пристрастиях современных школьников. Впрочем, для читателей постарше у газетного автора припасена ещё одна фраза: «Надоели стенания по советской „самой лучшей в мире“ системе образования».

Sic!

Надоели ему, понимаете? Коротко и ясно. Можно смело идти в редакционную кассу — получать трудовой гонорар.

…Прочитал — и подумал: «Эка его, газетного, понесло!» Не иначе как по школьному образованию ну о-очень большой специалист. Может быть, и с министром на дружеской ноге. Видать, в школе хорошо учился. С нужным уклоном. Ладно, если в сторону математики был этот уклон. А если в сторону английского языка? Или даже культурных программ дядюшки Сороса?

Возможен и другой вариант: никакого уклона у газетного не было. Ни правого, ни левого. Просто в школе (советской) его немножко не доучили. То есть, не проучили. В смысле, не объяснили, что плевать в прошлое так же постыдно, как плеваться из трубочки в затылки своих одноклассников.

Королёв, Иоффе, Курчатов, Алфёров, Марков, Сюняев… Все они вышли из советской системы образования. Из неё же — крупнейшие писатели, философы, общественные деятели, перечислять которых просто не хватит времени. Да и зачем метать бисер перед тем, для кого собственная фантазия милей объективной реальности?

Опять же, касса. И гонорар.

«В их мире (школьном. — С.Ч.) Oxxxymiron — всё равно что Мандельштам для поколения их бабушек и дедушек», — не унимается газетный. Очень даже возможно — для обитателей последней парты, этой традиционной территории школьных лодырей и шалопаев.

Простите, а что, кроме этой парты в нынешних классах уже и мебели нет? Что, умные ребята в школе перевелись, которые не у английского рэпера, а у российских учителей разумному, доброму, вечному учатся?..

Впрочем, кто что видит, тот об этом и пишет. Кто что слушает, тот об этом и рассказывает. Кто что любит, тот этим и восторгается.

А дальше — известное дело: разгул… полёт…