Приглашение на рею

Два крупнейших российских издательства — «Эксмо» и «Аст» — решили серьезно побороться с литературными пиратами, корсарами и буканьерами. И пошли, образно выражаясь, на абордаж — учредили Ассоциацию по защите авторских прав в Интернете (АЗАПИ). Абордажные крючья, то бишь правоустанавливающие документы, учредителям выдало Министерство юстиции, зарегистрировав последних в качестве законных борцов с пиратством в электронном виде.

И вот теперь АЗАПИ собирается серьёзно заняться правонарушениями на литературно-интернетовских просторах. И правильно собирается: совсем эти флибустьеры от рук отбились. Почище Карибского моря грабёж идёт! По себе это знаю. То к «Если можешь — беги…» нахально ноги приделают, то «Повесть провальную» беззастенчиво стырят, а то «Бес в ребро» в аудиокнигу перекрасят и прямо из-под носа умыкнут.

Оно, конечно, автору приятно, когда его бесплатно тиражируют. Но вот читателю пиратские разводы зачем? Типа, подтвердите, что вы не робот — введите номер мобильного телефона и ожидайте СМС с паролем. Скачаете повесть (роман, рассказ, пьесу) за пять секунд!

А что же читатель? У него, может быть, и телефона-то приличного в кармане нет, а почитать имярек на сон грядущий ужас как хочется. Вот он последнюю СИМ-карту наизнанку и выворачивает. А ему тут же — бац! Двое сбоку — и ваших нет: рублей пятьдесят, если даже не сто, как корова языком с телефона слизала.

Так что это вполне справедливо — пару-тройку особо злостных пиратов поймать и принародно на рее вздернуть. В смысле, прищучить, прижучить и оштрафовать в особо крупном размере. А заодно уж и припаять полную конфискацию незаконно награбленного литературного имущества. Чтобы впредь неповадно было.

Но здесь возникает резонный вопрос. Имущества в интернете ужас как много, а ярых борцов с пиратами — всего два: «Эксмо» и «Аст». Явно бумаги на всех авторов не хватит. Может получиться форменная чепуха: сто книг конфискуют — десять напечатают. Или даже пять с половиной. А с остальным имуществом, извините, что делать?

Для начала – хотя бы авторам его вернуть. В целости и сохранности. Чтобы он сам мог решить, что с книгами делать.