Моя первая приватизация

Что-то в последнее время стали у меня уши зябнуть. Сначала думал – зима на дворе, даже шапку надел. А потом догадался: это меня приватизация всей страны обмораживает. Раньше ведь как? Пару-тройку лопат из траншеи выкинешь – и можно в магазин бежать, уши греть. А нынче целый день лопатой машешь, и хоть бы хны: только-только на пробку от «Смирновской» и заработаешь.

А тут ещё мужики стали ваньку валять. Телевизор ли их надоумил, или каждый своим умом до этого допёр, но только решила бригада срочно приватизироваться. Конечно, общее собрание соорудили, президиум выбрали. Да только всё без толку. Пустой получился разговор. Оказалось, что у нас вся собственность ещё вчера поделена: начальник –  контору хапнул, бухгалтер – счет в банке заимел. Помощникам тоже досталось: кому немного техники обломилось, а кому кусок стройматериалов перепал. Только наши работяги, окромя лопат да ломов, ничего не приобрели. Шумят потихоньку, конечно, но с мест всё одно не встают. И даже президиум разогнать, и то от огорчения не решаются.

Понял я, что опять нужно народу на выручку идти. Слова брать не стал – оно всегда со мной. Шапку, правда, снял, чтобы думать не мешала. Зажал её покрепче в кулак – и прямо что твой Ильич, начал с трибуны апрельскими тезисами делиться.

– Так что, – говорю, – вся власть – советам капиталистического труда! Правильной дорогой идём, товарищи! А ежели где и спотыкаемся, так исключительно из-за происков китайской мафии… Газеты нужно читать! В общем, предлагаю нашу собственность немедленно под охрану взять, чтобы её под шумок какой-нибудь итээровец не спроворил. А дальше видно будет.

Аплодисменты, конечно, ликование через край. Меня тут же директором бытовки выбрали. Мужики лопаты наизготовку – и марш-марш свою недвижимость охранять. А я пяток ребят покрепче отобрал – и прямо в гости к властям покатил, – бумажки на приватизацию нашей бытовки подписывать.

В пять секунд всё и сделал. Мне даже кто-то руку пожал. Молодец, говорят, Топорков! Прямо в корень реформ смотришь. Отдали нам нашу бытовку, и даже откупных не взяли. Вот орлы! А тот, который мне руку жал, нам даже по рублю на автобус выдал.

Короче, вернулись мы героями, только что духовой оркестр не играл. Я мужиков собрал и говорю: теперь мы тоже собственниками стали! Бытовка, правда, мала,- втроем, и то как следует уши не погреть. Но если лишние гвозди из стен повыдергать да фанеру кое-где оторвать, вполне можно здесь какой-нибудь офис соорудить. Нам главное, говорю, чтобы крыша над головой была, и чтобы полы не проваливались.

А насчет повышения благосостояния и думать, говорю, не надо:  и года не пройдёт, как вы в заграничных телогрейках будете ходить и рукавицы от Версаче мерять! А валенки прямо из Парижа выпишем, чтобы лишний раз за ними в Швецию не мотаться.

Мужики как про телогрейки услышали, так прямо зубами стали гвозди из стен выдирать. И часа не прошло, как наша бытовка чуть не втрое шире стала. Конечно, мебель кое-какую принесли, чтобы было на чём предстоящие миллионы делить. И тут же, кстати, насчёт нашей недвижимости договорились.

Из всех предложений я самые ценные отобрал. Значит, так. Как в бытовку войдёшь, так налево бильярдный стол поставим, а направо – небольшой бар на одну персону громоздим. Левый угол можно под видеозал оборудовать, там как раз телевизор встанет, ежели у него ножки оторвать. А в правом углу мы решили немножко полы подкрасить и в аренду его сдавать. За валюту, конечно.

Словом, дня через три всё уже готово было. И вот тут-то я мужикам здоровенный такой сюрприз преподнёс. Говорю, нынче вечером после работы добро пожаловать на презентацию нашей бытовки. Не хуже других презентацию закатим! Это уж как пить дать. Лишь бы только закуски на всех хватило.

Подсуетиться, конечно, пришлось. Но меня-то хорошо в округе знают. И корреспонденты приехали, и от властей делегация была. Жаль, белых перчаток я не нашёл, и вместо ленточки простую верёвку пришлось натянуть. Но зато с музыкой никаких проблем: я за банку эмали целый оркестр пригласил. Правда, из инструментов у них одна только труба и была, так они в неё по очереди дули.

Но уж зато какой мы банкетище закатили! На каждого по бутерброду досталось, а с напитками и вовсе никаких проблем. Который из властей мне за приватизацию руку жал, так  прямо целую бутылку заглотил, и ещё просил налить. Да мне-то что? Пей! Мне воды не жалко…

Тёплых слов, конечно же, мне чуть не мешок наговорили. Однако, были и претензии. Мол, слишком большая очередь в вашу бытовку. Пока к биллиарду достоишься, напрочь на морозе околеешь. А я-то что могу на это сказать?

Банкетный зал у нас небольшой, одновременно только трое могут презентоваться. А бизнесмен, которому мы свой покрашенный угол сдали, там ещё позавчера массажный кабинет соорудил, так от желающих прямо отбоя нет. Так и лезут к массажистке, так и лезут… Ну, какая тут презентация? Срам один.

Но в целом все довольные остались. Часов на пять наша презентация растянулась, зато никто без радости в голове не ушёл. Конечно, кое-кого при этом кием нечаянно огрели, а кто-то телевизор, на полу лёжа, не смог посмотреть. А в баре один хмырь как с вечера засел, так до ночи и просидел, прямо хоть вперёд ногами его выноси. Хорошо, что догадались рядом в стенке дополнительное окошко пропилить, чтобы и другие смогли напитками побаловаться.

Ох, и презентация же была! Я после четвёртого стакана даже стихи прочитал:

Секрет успеха мы не скроем:
Наш друг-чиновник нам – кумир!
Мы наш, мы новый мир построим,
Бороться будем мы за мир…

Но тут уж мне и говорить не дали – громовую овацию закатили, часа на полтора. А который мне руку жал, так настолько от стихов расчувствовался, что тут же, от стола не отходя, разрешил нам бытовку соседней бригады приватизировать. За бесплатно, между прочим! Так что завтра же за новое дело берёмся: полы красить, гвозди из стен выдирать. Пока что думаем в этой бытовке трёхзвёздочный отель устроить. На пару персон. А там, глядишь, ещё несколько звёздочек пририсуем.

Вот накопим валюты, да такую презентацию нашему отелю отгрохаем! Опыт-то у нас уже есть, да и симфонический оркестр под рукой – до сих  пор от концерта отойти не может. Правда, дудку ихнюю спёрли, пока они меж собой спорили, чья очередь в неё дудеть. Но я пообещал им из Африки целый барабан привезти. А что? Пусть во славу приватизации на нём что-нибудь весёленькое сыграют!
(“Советский Сахалин”, 1992 г.)