ИЗ АТТИКИ

«Χαῖρε, царь Леонид! Я напрасно себя торопил:
Слишком долгим был путь от Фессалии до Фермопил.

Не дождавшись, ушла боевая фаланга в Аид.
Я один уцелевший. О горе мне, царь Леонид!»

Больно сердцу живому среди очерствевших сердец:
Исполнявший приказ,перед Спартой виновен гонец.

И висит, словно меч, над безвинной его головой
Этот горький вопрос:
«Почему?.. Почему ты живой?..»

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   

«Χαῖρε, царь Леонид! Отыскал я дорогу в Аид:
О бесчестье моём Спарта больше не заговорит.

Я последний, трёхсотый, сомкнул наш разорванный строй —
Занял место своё, где когда-то стоял я живой!..»

…Время рушит эпохи. За сотни и тысячи лет
Столько кануло в Лету,в веках не оставив свой след!

Но протянут из прошлого, словно бы шрам ножевой,
Этот вечный вопрос:
«Почему?.. Почему ты живой?..»