Бодайбо в гаджете

Попалось мне интервью с одним столичным писателем. На перестройку в литературе столичный намекает. Мол, загружен народ всякими компьютерными играми да телевизионными сериалами, ничего бумажного в руки не берет. И вообще скоро книжку листать разучится.

А поэтому, гнёт столичный дальше, надо срочным порядком в новые форматы уходить. Литературе трансмедийность нужна. Саундтреки, знаете ли. Подкасты. Опять же, видеоблогинги: они сейчас в тренде. Да, и социальные сети писателям желательно на вооружение взять, пока графоманы последний Телеграм-канал под шумок не расхватали.

А что вы хотите? В IT-технологиях живём. Сегодня без смартфона никакого бестселлера не сотворишь. В дежурный шорт-лист даже по знакомству не возьмут, а с престижной книжной выставки вообще взашей вытолкнут.

В общем, потерял беллетрист свой гаджет – всё! считай, в массовой литературе не жилец. Придётся с горя в классики уходить, или бесплатно в интернете публиковаться.

Гаджет – это сила! Настоящий perpetuum mobile современного литературного процесса. Абзац написал – не забудь к нему виджет с кулинарными рецептами прикрепить. Очередную главу закончил  – тут же к ней галерею красивых девушек привязал, пусть висит. А саундтреки, те вообще можно после каждого предложения вместо точки ставить.

Это какой же золотой литературный участок можно не отходя от компьютера застолбить?!  Никакой Бодайбо его не переплюнет.

Вот так откроет читатель очередное литературное творение, а там сплошная опера в прозе, натуральный авторский вернисаж. Настоящий мультимедийный шедевр – в лучших традициях заокеанского масс-трэша. А вы думаете, откуда у них там, в Америке, бумажные тиражи растут? Из трансмедийности, вестимо.

Можно только представить, сколько мультимедийных примочек мог бы привязать к своим романам, скажем, Марк Твен, если бы жил в наши времена. Сейчас бы читатели только и делали, что на мышку давили.

Хорошо, что Марк Твен подобных интервью не читал и даже простенького айфона сроду в руках не держал. Иначе бы сегодня от него один лишь гаджет в мировой литературе и остался.